?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Спектакль “Электра” в Театре Наций связан с современной живописью, с коллажами, инсталляциями, видеоартом. Это умный, красивый спектакль на серьезную тему, замешанную на редком для России античном материале. Для режиссера Тимофея Кулябина главный вопрос – вера в Бога, неверие и ответственность человека.  Место действия – современный Олимп - аэропорт –серо-белое пространство, максимально приближающее обыкновенного человека к Богу. Оно стерильное, холодное и заполнено только прямоугольными предметами – скамейками, тележками, комнатой с жалюзями. На экранах мелькают формулы и появляются фразы нобелевских лауреатов по физике и другим наукам, подвергающие сомнению присутствие Бога. Помехи между фразами – брехтовское отчуждение.

Кажется, что по замыслу Кулябина, первый акт актеры (Елена Николаева и Олег Савцов) играют рационально и отстраненно, почти безэмоционально демонстрируя режиссерский рисунок. Второй же акт – контрапункт к первому, он наполняет спектакль новыми ассоциациями и мыслями:
        о шекспировских “Гамлете” (месть за отца) и “Макбете” (тема убийства), как о трагедиях елизаветинского театра;
        о молодежных бунтах 1968 года и их отражении в кинематографе (например, “Если” Линдсея Андерсона);
        о подростковой агрессии, вырастающей из трагического одиночества в мире непонимающих взрослых…

Электра (Елена Николаева) -  маленькая злая девочке, но ее трагическая злость идет изнутри, а ее обритая голова говорит о самоубийстве, которое обязательно произойдет, если она не совершит убийство. Смерть Эгисфа, тело которого выезжает на ленте из багажного отделения,  – “жестокий подвиг” Ореста, продиктованный волей богов. Но Электра продлевает жестокость убийства до унижения трупа, до надругательства. Ее почти зверино-зверское поведение пугает. Режиссер не единожды внедряет в спектакль мгновенья животного поведения Ореста и Электры, которые даже при первой встрече скорее снюхиваются, чем нежничают как брат и сестра.

Почти безмолвная роль Клитемнестры, исполненная Лидией Байрашевской, показывает, что можно быть прекрасной актрисой, появившись на сцене всего на несколько минут – наверное, про такое исполнение Станиславский говорил, что не бывает маленьких ролей. Актриса в коротком эпизоде играет и знание Клитемнестрой своей судьбы, и драму матери – потерявшей дочь, Ифигению, и печаль о том, что в горестном гневе отомстила за нее.

Первое убийство ведет к неврастении, второе - к профессионализму. Замечательно разработана режиссером сцена после убийства Клитемнестры. Оно происходит за кадром. Выполнив свой "долг", Орест выходит из комнаты, спокойно осматривает вещи матери и, обнаружив среди них детское питание, жадно выпивает его. Зажигается табло, сообщающее о вылетающих рейсах. Сцена заполняется пассажирами в ожидании багажа. По ленте медленно ползут чемоданы с пятнами крови. Каждый уносит домой каплю вины. Танцующий (Михаил Видякин), поразивший акробатической грациозностью в прологе, исполняет также трагический эпилог, и, неожиданно прервав танец, спокойно и безэмоционально собирает вещи и покидает сцену. На ней остается одинокая Электра. Секундная вспышка света, и луч умирает, а “дальше тишина”… дальше темнота… 

Comments

Profile

starkino
starkino

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner