?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Южная Корея. День 1.

Разница с Москвой + 5 часов, если к этому прибавить, что 3 дня назад я прилетела из Де Мойна, где разница с Москвой – 9, то можно понять экстраординость моего состояния, но я держусь. От аэропорта дорога идет через горы. Ыйджонбу, где мы живем и где будут играться два спектакля «Нет лет», – северный пригород Сеула. Это деревушка, которая стала городом после корейской войны.

Смотрю из окна гостиницы – кругом зеленые горы Добонг, два небольшие ручья, претендующих на звание реки, нелогичная и неэстетическая застройка – дома от двух до многоэтажных, первые этажи, заклеены вывесками на корейском, английского языка, практически, нет. Много зелени, вдоль ручьев – парки, велосипедные дорожки, детские и спортивные площадки, на последних немолодые люди делают физические упражнения. Через ручьи - переходы, выложенные камнями, способствующие развитию балансировки, а поэтому не предназначенные для тех, кто лишен этой способности. Рядом проходит монорельсовая дорога с поездами без водителей, но я ее еще не испробовала, хотя поняла (что непросто), как купить билет.

Обошла улицы, прилегающие к гостинице. Ничего интересного не обнаружила. Маленькие магазины с том числе с экзотической (для меня) рыбой в плавающей в аквариумах и готовой к жертвоприношению, т.е. для употребления в пищу, рестораны – национальные – с низкими столиками, или железными столами с газовой горелкой в центре, чтобы самому жарить свою еду. Неподалеку рынок, рядом с ним улица с массажными кабинетами под романтическими розовыми вывесками.

Говорят, что в городе постоянное американское присутствие, чему есть и доказательство, и опровержение. Во-первых, на улицах часто встречаются молодые люди в военной форме, а, во-вторых, практически, никто не говорит по-английски. Общее впечатление от толпы – молодые, коренастые, крепкие, невысокие, без особого вкуса одетые люди. Не видно иностранцев, за 2 часа прогулки, я встретила одну европейскую пару, поэтому я ощущаю себя очень другой, хотя на это никто, кроме меня, не обращает внимания.

Когда пришло время ужина, наступило волнение. Непонятно, где есть и что есть, решили положиться на судьбу, остановились там, куда смогли дойти. Хозяйка молодая, по-английски знает два слова: «алкоголь» и «вода», остальное театр мимики и жеста. Получили соджу – рисовую водку и два блюда – что-то солено-маринованное – типа брюквы или репы, потом какую-то огромную керамическую миску с красной жидкостью, в которой плавали продукты с неизвестной родословной. Как постепенно выяснялось там были яйца, пирожки, сосиски, рисовый хлеб, корейская капуста и куски блина, пропахшего рыбой. Последний вкус переводчица театра определила как сушеную рыбу. Вкусно не было, ели больше от чувства голода и усталости. На слух блюда называлось «тануки». Когда я пришла домой и прочитала в словаре – это «корейская собака». Ужас обуял меня, я вспомнила всех знакомых собак, и душа моя наполнилась отвращением к себе. К счастью, вскоре выяснилось, что название я услышала неправильно и мы ели – тток кук. Где «тток» - рисовые брусочки, а «кук» -суп. А суп из собаки называется «поситхан», и, слава Богу он выходит из употребления.

Чтобы заглушить острый вкус, от которого слезились глаза, зашли в местную кондитерскую во французском стиле, где обнаружился странный продукт, состоящий из желеобразной красной фасоли, напоминает засахаренные каштаны, название уточняется. После пережитого тело выпало в осадок и уснуло.

Южная Корея. День 2.

Корея – маленькая страна, зажатая между двумя исторически-политическими гигантами Китаем и Японией, а поэтому она то попадала в зависимость, то вырывалась, закрываясь от внешнего мира, проводя политику изоляционизма, и, таким образом, отстаивая свою культурную самобытность. Корею называли «страной-отшельницей». После войны 1950-1953 года, которая, как я понимаю, была для Кореи горячим вариантом холодной войны между СССР и США, страну разделили по 38-ой параллели. По обе стороны границы - два километра нейтральной полосы, и на них, как говорят, - редкие растения и зверье, сохраняющие счастливый нейтралитет. После войны родственники не могли ни встречаться, ни созваниваться друг с другом, и, когда в 1990-х случилось некоторое потепление, оно никому не доставило удовольствия, т.к. распавшиеся 40 лет назад семьи не смогли соединиться. До сих пор между Северной и Южной Кореей не мир, а перемирие.

То, что можно было вывезти из страны, вывозили веками, а поэтому сегодня из Кореи нельзя экспортировать предметы старше 50 лет. Все ценности материальные и нематериальные, строго пронумерованы и тщательно охраняются. Замечательная Виктория Пироженко – атташе по культуре российского посольства рассказала о траги-комическом эпизоде, произошедшем несколько лет назад, в результате которого сгорело национальное сокровище №1 Южные ворота – Намдэмун. Дело было так. В Сеуле сносили старые дома, а жителям выплачивали компенсацию. Одного пожилого человека обошли справедливостью, и он поджог Восточные ворота. Приехала пожарная команда, но, поскольку Ворота – национальное достояние, заливать их водой без разрешения комиссии по охране памятников культуры было нельзя. На беду роковой день оказался выходным. Начальник комиссии загулял по полному праву, и дозвониться до него не могли. Когда пожарные все таки связались с ответственной организацией и приступили к исполнению служебных обязанностей, тушить было нечего. Ворота сгорели «до основанья, а затем»… были построены новые старые ворота.

Виктория привезла нас в один из пяти дворцов Сеула. Корейские дворцы строятся спиной к горам лицом к воде. Вероятно короли династии Чосон (1392-1897), которые перенесли столицу Корее в Сеул, начали эту традицию. Так как эта знаменитая династия, выбирая (как и все мировые правители) между кисточкой и мечом, т.е. между интеллектуалами  и военными, предпочла кисточку (для каллиграфия), то дворец назвали «Кёнбок» (или Кёнбоккун»), что в переводе с корейского означает «дом сияющего счастья».  Особого счастья все же не было, дворец, построенный в 1395 году, постоянно разрушали и восстанавливали, и этот процесс длится до сегодняшнего дня.

Во дворце произошло кровавое событие, связанное с русской историей. В Кёнбоке японцами была убита легендарная королева Мин, главная жена императора Коджона, один и самых умных корейских политиков. В 2009 году в Корее вышел фильм «Безымянный клинок» о королеве Мин.

http://tfilm.tv/2674-bezymyannyj-klinok.html

О последних минутах королевы сообщил русский архитектор Афанасий Середин-Сабатин, который в те годы проживал во дворце в должности «благородного свидетеля», как он назывался в корейских документах. Рассказ Середина-Сабатина, а также личное отношение к Коджону русского посланника Карла Вебера, способствовали тому, что русская дипломатическая миссия решила приютить императора, который бежал из дворца. Император Коджон руководил Кореей из русской дипломатической миссии с февраля 1896 по февраль 1897 года. Это время наиболее близких (в прямом и переносном смыслах) отношений между Кореей и Россией, и, если выстраивать причинно-следственные связи, то и одна из причин русско-японской войны 1904 года. От русской дипломатической миссии, которую построил Середин-Сабатин, после бомбежек во время Корейской войны, осталась только башня.

Неподалеку от дворца многочисленные музеи – этнографический, современной живописи, народных искусств, а также Инсадонг –сувенирная улица. На ней мы обедали, запивая неумолимую и слезовыжимаемую корейскую еду – «бэк се джу» – более элегантным, чем вчерашнее соджу душистым вином. В ресторанах не оставляют чаевые, об этом рассказала Виктория, подтвердив мою вчерашнюю догадку, ибо хозяйка ресторана долго не могла понять, почему я оставляю денег больше, чем указано на счете.

Улица Инсадонг – яркие, разноцветные магазины и кафе, где на трех этажах, у горизонтальных окон, как манекены в витринах, сидят молодые посетители.  В магазинах – местные ремесла, разнообразные кисточки для каллиграфии, модная одежда, созданная по мотивам национального костюма, кондитерские изделия, соленая рыба разных цветов и форм. Венки, которые я приняла за траурные, были праздничными, а желтые ленточки, которых много в городе, - траурные, завязанные в память трагической гибели парома. Это событие – сегодняшняя боль страны.

Сеул – город пробок, мы возвращались в Ыйджонбу больше часа. Вечером я сходила на рынок, накупила сладостей, хотя в момент покупки то, что это сладости, только предполагалось. Из-за отсутствия переводчиков у меня и знания английского у продавцов, я руководствовалась в основном интуицией. Вечерняя дегустация не разочаровала, сладости из рисового теста с начинкой из красной фасоли, оказались очень вкусными.

Profile

starkino
starkino

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner