?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Южная Корея. День 4.
В выходной день народ просыпается медленно. Главная улица нашего района, которую актеры прозвали Арбат, за ее пешеходность, замусорена после вчерашних гуляний. Прохожу мимо скульптуры с пятью  мальчиками в разных позах (как мне объяснили, корейская игра malttukgakgi). Этот шедевр непонятного, но “большого” стиля вызывает у меня живой интерес и желание задать вопрос из чудесного фильма Элема Климова "Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен": "А чё это вы тут делаете, а?"

ВБС решил до репетиции не выходить из гостиницы, поэтому я иду за продуктами на рынок. Рынок – это целый город, есть всё: экзотическая рыба, мясо, куры, есть насекомые: шелкопряд, обжаренный с имбирем, или жареные сверчки. Набор овощей и фруктов аскетичный, сортов риса гораздо больше, чем всех овощей и фруктов вместе взятых, орехи, кунжут перемалывают на гразах.

Народ доброжелательный. Я не понимаю, что есть что, а поэтому вглядываюсь во все выставленное на прилавке. Мне пытаются объяснить, но с диалогами беда. Даже с волонтерами, которые помогают театру и предположительно говорят по-русски, сложно договориться. Например, я спрашиваю милую и более чем услужливую девушку: “Как пройти в горы в будийскому монастырю?”. Она одаривает меня ангельской улыбкой и вопросом: “Горы”? На ее лице крайнее изумление. “Да, - отвечаю я, - к монастырю”.  “Монастырю?” – степень очаровательного оцепенения возрастает. “Будийскому”, - уточняю я, уже с полной безнадежностью”. Девушка, улыбается и радостно выдыхает: “Хорошо!”. Я соглашаюсь и ретируюсь.

Так вот, на рынке с диалогом намного хуже. Продукты, конечно, можно нюхать, но это не помогает, потому что половина рынка пропахла рыбой. Иногда продавцы громко (как это бывает обычно, когда хотят что-то объяснить иностранцу) повторяют названия продуктов, иногда дают пробовать. Так я выпила полстакана густого соевого молока и стакан кунжутного чая. На обед купила горячие, у меня на глазах отваренные манду с кимчи, креветками и мясом – вариант наших пельменей.

К 2 часам поехали на репетицию. Актеры и технический персонал в полном восторге от декорации. Ее не везли из Москвы, так как оказалось, что дешевле делать на месте. И проекция более эффектная, чем в Москве. Устроители сказали, что в этом году испытывали трудности с фестивалем, потому что страна в трауре после трагедии с паромом. По всему городу висят желтые ленты – символ печали.

Спектакли в театре начинаются в 17.00. В первых рядах незначительное количество русских – работники посольства и торгпредства. По обе стороны сцены  - мониторы, на которых идут титры с переводом на корейский.  Стихотворение Евтушенко о самоубийстве двух девочек: «Две девочки стоят у края крыши», в Корее воспринимается особенно остро, потому что по статистике здесь каждый день происходит 37 самоубийств.

Понимаю, что спектакль для зрителей может оказаться сложным – поэтический текст и непонятные реалии, однако божественная музыкальность любимовской молодежи побеждает, и, хотя весь спектакль зритель сидит молча, в конце - бурные аплодисменты. Дима Высоцкий и Саша Басова, которые были в Корее 12 лет назад со спектаклем «Марат-сад», говорят, что это типичная реакция.

После спектакля обсуждение со зрителями. Конечно, остается много русских, но вопросы в основном задают корейцы. Одна реакция мне показалась интересной. Человек сказал, что в Корее нет традиции поэтических спектаклей, а поэтому ему было любопытно, ибо это может дать начало новому жанру, ведь в Корее есть очень хорошая поэзия.

В СССР в конце 1950-х вышел сборник корейской поэзии в переводе Анны Ахматовой. В предисловии профессора Александра Холодовича, крупнейшего специалиста по корейскому языку, фразы, характерные для советского времени: «К сожалению, собирателями песен оказались буддийские монахи. Это сказалось на подборе стихотворений: многие из них содержат мотивы, навеянные будизмом». В том же предисловии говорится об излюбленной для корейской народной поэзии форме «двенадцатимесячного цикла». Это нам особенно близко, потому что у ВБС и Алики есть спектакль «Двенадцать месяцев танго», так что он полностью вписывается в корейскую традицию☺

После спектакля отправились ужинать, пережили нелегкую встречу с новыми продуктами, в том числе с соусам самьянг (ssamjang) и свиными кишками на гриле, но не сундэ, когда кишки набиваются различными ингридиентами, а нечто другое, название чему я отыскать не смогла. Все это мы жарили сами, запивая бэк седжуш – baekseju – рисовым алкогольным напитком с добавлением различных трав и жень-шеня. Так это принято в Корее.

Profile

starkino
starkino

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner