?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Московский кинофестиваль. Иду только из-за фильма “Красная Армия” режиссера Гейба Польски. Гейб -  сын моей подруги, с которой я знакома 25 лет. Я видела "Красную армию" несколько месяцев назад. Гейб был в Москве и дал мне фильм. Мне фильм понравился. Но сегодня не просто премьера, а какой-то новый и очень важный этап успеха. Два месяца назад ничто не предвещало того, что случилось потом: "Sony Classics" и "Wild Bunch"- самые крупные дистрибьюторские компании – купили фильм для проката, а в мае “Красную Армию” показали в Каннах. Мне кажется, что в будущем картина может быть номинирована на “Оскара”.

И вот я иду в кинотеатр. Иду пешком, потому что он  в 15 минутах от моего дома. В переходе музыкант играет песню Юрия Визбора из фильма "Москва слезам не верит". Юра жил рядом на Садовом кольце, в доме около перехода, но музыкант, конечно, об этом ничего не знает. Завтра (то есть, уже сегодня) Юре было бы 80 лет. Интересно, что умершие личности поколения шестидесятников интересуют окружающую среду больше, чем живые. Около кинотеатра фотографы обгладывают однодневных старлеток и телевизионных мальчиков-с-пальчик, но не замечают Ирину Скобцеву, которая одиноко ходит кругами. И только, когда Михалков почтит ее вниманием, вокруг защелкают фотоаппараты.

Я вхожу в кинотеатр, а навстречу мне толпой по-подростковому прыщавых помощников выметается на улицу Жир-и-Новский. Ему не до фильма: он из тех, кто умеет светиться всегда, светиться везде.

В фойе очень чисто, потому что дамы в длинных платьях подмели весь пол. Чистота не распространилась на туалеты, вероятно, дамы в туалет не ходят. Вспоминаю, что в детском садике меня всегда мучал вопрос: “Ходил ли Ленин в туалет?”.

"Шоколад! Мороженое! Минеральная вода!"- с занудством попугая восклицает неспортивного вида девушка с лотком.
Толпу зорким взглядом оценивает вездесущий Житинкин. На меня надвигается конкурирующая лотошница. Я пишу в фб, а около меня встречаются два лотка и обмениваются результатами:
- У тебя как?
- Пусто-пусто. А у тебя?
- Две воды без газа...  

Благодаря знакомству с Гейбом и Майей Польски мне дали билеты во втором ряду. Мимо меня, вернее через меня, в середину ряда продвинулась такая крупная женщина, что я на время оказалась в третьем ряду. Меня мало кто узнает, а поэтому я слышу все разговоры людей, силой судьбы посаженных в первый ряд. Я вижу, как штопается гламур и строится потемкинская деревня открытия.

- Народ загонять в зал? – спрашивает у Михалкова хорошо темперированный мальчик.
Другой спутник кинофестиваля бросает в толпу, стоящую в очереди на встречу глазами с Михалковым: “Господа, садитесь на свободные места!” На сцену выходит вечно молодой министр культуры, зачитывает письмо и спотыкается на номере фестиваля-  XXXVI видимо, очень много букв “Х”, а потом идет “V”, напоминающее “Y”, и министр боится оступиться.

Вторым выходит Михалков и говорит о сложном международном положении и о том, что Россия со всем справится сама, потому что… "мы сами с усами". И он прав, ведь он с ними-самыми. Дальше он со словами: "Цепь - символ власти",  сажает на цепь председателя жюри – замечательного режиссера Глеба Панфилова.

Из-за отсутствия иностранных знаменитостей, устроители решили отменить 95-летие ВГиКа. Выбежали студенты. Спели песню на английском, куда вклинивались слова: “вгик-вгик”, “вгик-вгик”, а потом спели еще одну на русском полу-народном. На этом приветственная часть закончилась. Гостей на 30 минут выпустили из зала. Техническая пауза затянулись на полтора часа. Кажется, что задержка была пролоббирована продавцами пива, ибо через 30 минут только “трезвенники и язвенники” не посасывали из горла. С вечерними платьями это монтировалось по-постмодернистски.

Потом всем разрешили вернуться в исходное положение, т.е. в зал, и толпа прошла мимо охранников с широко расставленными ногами.

А потом начался фильм “Красная Армия”. И весь сарказм предыдущего текста покинул меня. Я смотрела и думала о том, что моя подруга Майя должна быть счастлива, видя, как ее сын привел к общему знаменателю публику этого огромного зала, который перед началом фильма почти ничего не объединяло.


photo (25)

Гейб – мальчик, рожденный в Чикаго,  сумел понял советские время и место, к которым не имел никакого отношения. Он очень хотел их понять, потому что это были время и место, в которых жили и от которых уехали его родители. И еще Гейб хотел сыграть в хоккей на территории кино, так как, будучи хоккеистом, знал, что на льду он никогда не сыграет так, как Вячеслав Фетисов. На территории кино Гейб победил!

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
skaska_skazok
Jun. 20th, 2014 09:32 pm (UTC)
Круто!
Какой упругий и выразительный текст! Классно! Спасибо)
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

starkino
starkino

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner