?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Я вышла после спектакля «Вишневый сад» в театре им. Пушкина в некоторой растерянности. Было интересно следить за интерпретацией хорошо знакомого текста. Мне «сделали красиво». Показали известных актеров, и, что важнее, одну студентку и двух моих выпускников Школы-студии МХАТ. У меня появилось желание посмотреть спектакль еще раз через несколько месяцев, когда уляжется премьерная пена. Однако, странное чувство «недодОенности трех сестер», как говорил В. П. Аксенов, у меня осталось.

Одна из первый фраз спектакля – лопахинская. У В. Мирзоева Лопахин (Александр Петров) читает чеховский «Вишневый сад» и ничего в нем не понимает. Хотя мог бы.

По отношению к вишневому саду в пьесе слышатся две точки зрения. Первая  – это прошлое, которое хочется сохранить, потому что здесь ходила мама, здесь утонул Гриша. Вторая- это прошлое, которое хочется уничтожить, потому что дед и отец были здесь рабами. Обе имеют полное право на существование.

Сегодня многим режиссерам кажется, что современные спектакли по классике которая, что «дышло, куда повернешь, туда и…», - родом из «Бобка» Достоевского. Именно этот текст оказывается ключом, который помогает открывать разных авторов. «Вишневый сад» В. Мирзоева – тоже «бобок». Красивый, холодный и какой-то немецкий.

Пол сцены вымощен старыми дверями. Одна из них – со стеклом – пруд, где утонул Гриша (единственный живой герой спектакля). Другая – крышка рояля. Третья – «многоуважаемый шкаф». Сцену пронзает деревянная балка. Она втыкается в старые двери-гробы, как кол в грудь потенциального вампира. К ней горизонтально и крестообразно прикреплены две похожие балки. Получается три креста.  Балки слишком хорошо обработаны в столярном цеху, а посему мое воображение постоянно лишало их товарного вида.

IMG_8778

Постепенно возможности героев войти на сцену будут сокращаться, и главным окажется не выход, а восхождение на сцену из могильного небытия, откуда в последнем действии работает единственный источник света.

Вспомнилась гениальная декорация Давида Боровского к спектаклю Таганки «Дом на набережной». Только там художник не придавливал героев к земле, как это делает А. Лисянский в спектакле театра им. Пушкина, а выжимал их со сцены в зрительный зал, оставляя им узкое пространство для жизни. Они тоже были в серых костюмах и тоже подсвечивали лица фонариками. Они тоже были мертвыми, только дело было в 1979 году.

А еще я вспомнила «Вишневый сад» Эфроса с декорациями В. Левенталя, где действие спектакля вообще происходило на кладбище.

То есть, тема смерти – тема «Вишневого сада». Только, в отличие от эфросовского спектакля, мы имеем дело не с умирающими, а с мертвецами, с вампирами в сером, которыми управляет германизированная Шарлотта (Вера Воронкова).

Режиссерские идеи интересны и понятны, он с ними замечательно справился, а вот актерам досталась трудная работа – играть мертвецов в красивых и остроумных костюмах (А. Коженковой) с элементами пляжной комедии и исторического карнавала, ограниченного рамками первых двух десятилетий ХХ века.

FullSizeRender (6)         FullSizeRender (5)
И актеры выигрывают тогда, когда «проигрывает» режиссер, то есть, когда в спектакль прорывается лирика – сцена Раневской (Виктория Исакова) и Пети (Александр Дмитриев), Раневская и Фирс (Михаил Жигалов).

Кажется, что от усердия многим актерам почти удается скрыть свои способности на протяжении двух действий. Однако, думаю, что это – проблема первых спектаклей. Не сомневаюсь, что растерянность пройдет. Кто-нибудь из актеров пересмотрит фильм Джармуша о вампирах. А кто-нибудь поищет и найдет вампира в себе. Главное, закрыть глаза, как делают в финале герои спектакля, и «посмотреть глазами в душу».

FullSizeRender (4)

Profile

starkino
starkino

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner