?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня во МХаТе я увидела рождественскую сказку о смерти.

IMG_8122

Я смотрела на сцену: на двух молодых актеров в роли операторов, на минималистскую декорацию (худ. Лариса Ломакина) с низким потолком, на четыре черных экрана, на белые буквы печальных слов на этих экранах появляющихся, на одежды холодных тонов, на пунктуальную, снайперскую, лишенную какой бы то ни было мелодраматичности игру Натальи Теняковой и Олега Табакова, на сознательно “обезэмоченную” работу Дарьи Мороз – сиделки, которая любит фильмы ужасов, и думала о том, что сейчас на сцене МХаТ идет не спектакль, а нечто большее, неизреченное, неназываемое, в слова непереводимое. Причем это нечто вызывало не сентиментальное сострадание, а пробуждало чувства светлые и радостные, как после молитвы. И если появлялись слезы, то это были слезы восторга.

В спектакле «Юбилей ювелира» Константин Богомолов как будто ножом целебным отсек все лишнее: в пьесе, в ювелирной игре многоопытных актеров, которые накопили ключи и отмычки от разнообразных характеров, в декорации и даже в текстах на экране.

В спектаклях Богомолова жесткая структура. У него выверено все: интонация, жест, мизансцена, и вместе с тем в них - зона невероятной свободы. Дело в том, что Богомолов ставит не только текст, но и ассоциации, которые этот текст у него вызывают. Он, как кость, бросает зрителю слово, фразу текстовую или музыкальную, кадр, интонацию из другого мира, и ты уже несешься за ними, словно молодой щенок. Вот за эту свободу и богатство моих ассоциаций на спектаклях - я благодарна Богомолову. Так что делюсь не впечатлениями, а ассоциациями.

В спектакле звучит стихотворение Роберта Льюиса Стивенсона. Наверное, не случайно: его поэзия ведет сюжет «Юбилея ювелира» в сторону элегии. «Я радостно жил и легко умру»… - это слова Стивенсона из его прощальных «Баллад». А вот обращение к читателю сборника «Детский сад стихов»:

“Мальчишки нет уж в этом саду.
Пустует сад. Не слышно в нём смеха,
С тех пор, как он вырос, из дома уехал,
Не помню в каком далёком году...
Лишь тень его задержалась в саду”.
И еще из стихотворения «Сентиментальная мельница»:
“В битвах грядущих и в дальних скитаниях
Мы постареем, должно быть, слегка.
Встретиться здесь мы даём обещание.
Шумом знакомым нас встретит река”.
         У юности есть тень – старость, и у старости есть тень – юность, и никакого разрыва между ними нет. Стивенсон посвящает “Детский сад стихов” няне: “И слабого вспомни мальчишку, а ныне уже старика!” Мне кажется, что именно сборник “Детский сад стихов” дает тональность спектаклю Богомолова.

«А вы любите театр?» – спрашивает Хелен (Наталья Тенякова) у сиделки (Дарья Мороз). А у меня из клеток памяти вылезает Тенякова в фильме «Старшая сестра», где эту же фразу Белинского произносила Татьяна Доронина, и тогда еще одна интонация, совсем не противоречащая детским стихам Стивенсона, окутывает спектакль – это интонация Александра Володина:

«Это, что ли, жизнь кончается?
Пять. Четыре. Три…
Под ногой доска качается
И конец игры?»
Автор Никола МакОлифф писала пьесу, держа в голове 60-летие коронации Елизаветы II, которое отмечали в 2013 году . А точно в год коронации, в 1953-ем, на экраны мира вышел фильм “Римские каникулы”. Он рассказывал историю счастливой ночи перед коронацией, одной ночи на всю оставшуюся жизнь, и, конечно, юная принцесса Одри Хепберн из “Римских каникул” стояла тенью за Марией Фоминой, которая играет королеву в видеовоспоминании Мориса (видео Александр Симонов). И, конечно, где-то рядом появляется, “Касабланка” с Ингрид Бергман и Хамфри Богартом, и с мучительным чувством долга, которое выше любви.

Богомолов меняет финал. Из определенного в пьесе, он становится у него недоговоренным многоточием: мы не знаем, кто пришел к Морису: королева, которая, оказывается, похожа на Хелен, или Хелен, ставшая королевой, или вообще это плод воображения его умирающей души, плод, который нам дают вкусить.  А зачем договаривать, ведь “дальше – тишина”. Тишина не только дальше. Она длится весь спектакль, и в этой святой тишине зрительного зала - главная оценка.

IMG_8123

После спектакля я услышала, как за кулисами пожилые актрисы говорили о том, что спектакль очень хороший, но Табаков не должен в нем играть. А у меня в голове звучали слова из финальных глав “Мастера и Маргариты”: "Смерти нет"...   “Смерти нет, смерти нет, смерти нет” – повторяла я и, “гримасничая от напряжения”, как Пилат, продолжала булгаковский текст: "Мы увидим чистую реку воды жизни... Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл..."

IMG_8128IMG_8127

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
bear_bull
Mar. 11th, 2015 11:35 am (UTC)
На галерке еле слышно...
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

starkino
starkino

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner