?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

            С опозданием на три года посмотрела «Анну Каренину» в Вахтанговском. При моей страсти к немому кино, это был подарок. Я увидела Немой Театр. В смысле великого немого кино, где пластика и мимика были единственными выразительными средствами, которыми мир кино научился пользоваться около 1914 года.

            Пришла домой и захотелось ввести свой восторг в контекст, посмотрела несколько старых статей и отзывов, не поняла о чем речь: кто-то пишет о том, что это – не балет, кто-то говорит, что в этом спектакле героиню «среда заела», кто-то ругает цитирование из Пины Бауш, да и хвалят как-то неубедительно.

            У меня спектакль «Анна Каренина» в Вахтанговском театре наложился на позавчерашнее трагическое событие – самоубийство 18-летнего диссидента Влада Колесникова. Я прочла о травле мальчика в «КП» и об отвратительных комментариях под статьями о нем. Как должно быть страшно это окружило его, как сдавила его бесчеловечная, пошлая небрежность, что он предпочел смерть. Мне показалось, что «Анна Каренина» у Холиной – об этом же. Если «ад –это другие», то смерть – единственный выход из положение.

            В спектакле Холиной Анна Каренина - красота хрустальная, как и актриса ее играющая - Ольга Лерман, а мир вокруг словно сошел с полотен художников Веймарской республики – Георга Гросса, Отто Дикса… А на этих полотнах не до хрусталя.

            Кукольность, Гофман, Гоголь… Конечно, на сцене произошла гоголизация Толстого. И использование музыки Шнитке, написанной для таганковского спектакля Юрия Любимова «Ревизская сказка» (по Гоголю), абсолютно сознательный поступок умного режиссера-хореографа.

            Анну окружают "свиные рыла". Но ведь это так современно, это, как в старом анекдоте про маму и сына-глистов: «Здесь наша, родина, сынок». Это гоголевские «свиные рыла» оставляют убийственные (в прямом и переносном смыслах) тексты – если у кого-то есть сомнения, почитайте, что пишут, например, в комментариях на статьи Виктора Шендеровича. Уровень диалога давно ушел под воду и даже не пускает пузыри.

            Немой Театр – честный театр. Жест всегда искреннее слова. Попробуйте выключить звук у выступающего – политика, певца, актера, да у кого угодно, и будет понятно, врет он или говорит правду.  А сегодня особенно налицо кризис слова, истрепанного и усталого, как вокзальная проститутка. Бессловесность выявляет правду будто на сеансе у хорошего психоаналитика. А, кроме того, вербализованная сексуальность при бедном словарном запасе русского эротического языка, окажется вульгарностью, а бессловесный, слегка ожеребяченный Вронский в трико – минует пошлость как хороший шофер аварийную ситуацию.


            Костюмы спектакля – вариации на тему Сесиля Битона. Интересно, что он своими преувеличенно-прекрасными нарядами к «Моей прекрасной леди» повлиял и на визуальное решение Людмилы Кусаковой – художника по костюмам «Анны Карениной» Александра Зархи.

  Это спектакль сильной женщины о женщине слабой и прекрасной. Это спектакль сочувствие, сопереживание, где используется русская бинарная оппозиция: бедная Лиза vs Татьяна Ларина. Совсем не случайно исполняется в Немом спектакле ария Татьяны из «Онегина», словно сама создатель – из Лариных, а Анна – из бедных лиз. Но обе они – русские женщины, на которых взвалили непосильную ношу: давясь, есть омерзительную русскую кашу, которую заварили русские мужчины.


  Вот такие мысли вызвал у меня спектакль. Через неделю иду на «Отелло», потом на все остальные спектакли Холиной, и отрицательное мнение о том, что мне нравится меня не интересует.


Profile

starkino
starkino

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner