?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Иногда задаешь себе вопрос: зачем нужно искусство? Для образования населения? Для времяпрепровождения тех, кто не знает, чем заняться? Для борьбы со страхами? Чтобы научить думать? Отражать действительность? Бороться с нею? Или чтобы, как это стало популярным, относиться к просмотренным спектаклям, как к активам: я видел (–а) два (три, четыре, десять, сто) модных спектакля? И какие спектакли важнее? Или каждый человек отвечает на этот вопрос по-своему? У меня точного ответа нет. Но редкие спектакли, которые что-то делают с душой, колдуют над нею, сдвигают ее с насиженной точки зрения, остаются в памяти навсегда. Наверное, «Сон в летнюю ночь» И. Поповски в Мастерской П. Фоменко из таких.



  Это меланхолическая комедия, спектакль видимости, что соответствует жанру сновидения. Декорация загадочного художника-постановщика П.О.П., в чьей аббревиатуре спряталась первая часть фамилии режиссера, - зыбкая, переменчивая. Афинские мраморные колонны оказываются тонкими шелковыми тканями, спускающимися с колосников. Они то превращаются в отряд деревьев, похожих на прямолинейный лес из фильма «Нибелунги» Фрица Ланга; то в легкомысленные качели; а то раскрываются в юбки-абажуры музыкантов, выплывающих из-за кулис и похожих на огромных лесных светлячков. На сцену вползает шелк, и он постоянно мимикрирует: то служит платьем Титании, то собирается в ее колыбель, то волнуется на покатой сцене, как в спектаклях Филиппа Жанти, то оказывается неводом, в котором сплетаются, напоминая скульптуру «Лаокоон и сыновья», молодые влюбленные.

            Меланхолическую интонацию задает Оберон - Карэн Бадалов и его молодой двойник Робин - Амбарцум Кабанян. Сознательно или это существует только в моем воображении, но Оберон-меланхолик похож на Иисуса с картины Крамского «Иисус в пустыне», для которого режиссирует спектакль бесплотный эльф Робин, похожий на удлиненного Цискаридзе. Робин, сам изумительно воздушный, играет аморфностью любовных отношений, меняет партнеров, превращает случайности в закономерности. Все герои кого-то напоминают, все двоятся в лучах света, меняющего краски пространства, но всегда остающегося холодным, а поэтому слегка печальным.




  Волшебная поэзия рождается от этого легкого, тонкого и "шелкового" (во всех смыслах) спектакля. Терапевтическая ценность его не вызывает у меня сомнения. Не вызывает у меня сомнения и наличие у многих зрителей чувства сотворчества, дивной иллюзии причастности, возвышающего обмана - что это вместе с ними творилось сегодня сценическое чудо.

Я думаю, что эти чувства - от легкомысленной щедрости творящих «Сон», которую им оставил в наследство их великий Учитель.

            Кажется, что «настоящие фоменки» разных поколений, играющие в этом спектакле, понимают: есть что-то важнее содержания, стиля, концепции (скажу нечто кощунственное, важнее даже самой формы).  А важнее всего - внутренний колокольчик, который хрустящим звуком предупреждает перед началом спектакля (или перед началом жизни в театре): будьте готовы войти в заповедник искусства, в этот самый главный храм, который сотворило человечество. Сюда - только с чистыми помыслами, сюда – с душой, вытертой на пороге, сюда – с благодарностью к ушедшим и живущим, необъяснимо похожим друг на друга, сюда - с незапятнанным прошлым, которое не исчезает, и с благородным будущим, которое живет рядом с нами и его, оказывается, можно увидеть.


Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(Anonymous)
Jan. 31st, 2016 05:25 pm (UTC)
Пробило до мурашек!
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

starkino
starkino

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner