?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Черно-белое кино мне кажется более выразительным, чем цветное. Первое оставляет пространство для моей цветовой фантазии и одновременно делает вымышленный мир реальным и немного ностальгичным. И фотография черно-белая привлекает меня больше, и даже к черно-белым нарядам я отношусь как к проявление хорошего вкуса. В мире, сведенном к черно-белой палитре, нет упрощения, как может показаться с первого взгляда, ибо между противоборствующими цветами живет выразительный серый, даже если он не используется.  Но главное – в этих цветах нет противопоставления, между ними проходит напряженный диалог – единства и борьбы противоположностей. Именно этот диалог я увидела в выставке  «Black and White» в Guggenheim Museum.

Первый вариант диалога – три выставки, одновременно проходящие в музее: Пикассо «Черное и белое», Кандинский и вокруг «Blaue Reiter» и показ коллекции Thanhauser – мюнхенского галериста, который выставлял «Blaue Reiter», а в 1913 сделал первую большую выставку Пикассо. Все связано исторически, но закон единства и борьбы противоположностей в Гуггенхайме проявляется в том, что Пикассо выставлен черно-белый, а Кандинский – ярмарочно-яркий.

Второй диалог идет внутри самого Пикассо, который лимитирует свою палитру, усмиряет темпераментную жажду цвета, то голубым, то розовым периодом, то – через всю жизнь – черно-белым. Практически все работы, представленные на выставке – масло.

Третий диалог – в каждой картине. «Поцелуй» - диалог мужчины и женщины, слившихся в одно тело. И это именно диалог, а не агрессия или мир, это какое-то мощное библейское противоборство равновеликих сил. «Кот и петух» (1953) – диалог. Даже в картине 1947 года – «Лицо» - диалог губ и носа (всегда невероятно выразительного в своей фаллической форме). В «Композиции объемов» - то же самое. У Пикассо в портретах в диалоге даже два человеческих глаза. Весь мир во взаимодействии, в напряженном общении. У Пикассо на картине даже вилка разговаривает. Одна из его возлюбленных, Дора Маар с помощью фотографий фиксировала перемены, происходящие с картинами Пикассо. Это же делала фотограф и модель Лидия Дилекторская с картинами Матисса, но на выставке Матисса, проходящей в это же время в Metropolitan Museum, на эту творческую мимикрию почти не обращаешь внимания.

В черно-белом мире выставленных в Guggenheim Museum работ Пикассо часто есть эхо дополнительного цвета – желтоватого, голубоватого, это не цвет, а намек. Пикассо удивительным образом сочетает объем и плоскость. И в картинах разных современных художников есть эхо Пикассо – например, у Фернандо Ботеро (1932-), у Яна Шванкмайера (1934 - ) или у Натальи Нестеровой (1944 - )(от «The Rape of the Sabines»). Короче, не выставка, а восторг. Жалко на выставке не разрешали снимать, но фотографии можно найти на Интернете, если будет интересно.

Profile

starkino
starkino

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner