?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Berlinale 2013

Впечатления от фестивальной жизни на Потсдамерплатц. Вчера был третий день 63-го Берлинского фестиваля, а для меня день первый. И вот, что я успела понять и посмотреть за это время.

В программе много фильмов женщин-режиссеров. Про качество пока ничего не скажу – картин не видела. В стиле режиссеров обоих полов преобладает социальный реализм. После многолетнего успеха реалити-шоу изменился стиль актерской игры и режиссерского рассказа о мире. Традиционно для Берлинского фестиваля много фильмов с гомосексуальной и лесбийской тематикой. Радостные и печальные юбилеи – это не только российская традиция, но и мировая. 2013 год – вольмидесятилетие заката Веймарской республики и прихода Гитлера к власти. Этому событию посвящена ретроспектива, которую можно иносказательно и свободно перевести, как «Эхо Веймара».

Если описать публику, то она в основном состоит из молодых киношных людей. По территориальному принципу основная речь - немецкая, потом идет английская с разными акцентами – ибо это язык общения детей разных народов. Дальше следует русская. Соотечественников много, знакомых и незнакомых, российских и эмигрантских. Много студентов и тех, кто начинает свою карьеру в индустрии. Забавно прислушиваться к чужим разговором. Например, я оказалась свидетельницей беседы юной кореянки, инвестирующей в киноиндустрию, и немецкого студента-режиссера. Он критиковал родные фильмы и говорил, что австрийские режиссеры работают интереснее, но мир об этом узнает слишком медленно, сообщал собеседнице о своей мировой славе, надвигающейся с неизбежностью. Постепенно, испугавшись поспешных монологов инвесторши, он намекнул ей, что ездил в Швейцарию и на конференцию, и чтобы повидаться со своей девушкой, которая снимает новое кино со старым продюсером (Она - авангардистка, а он - тупой и несговорчивый). Кореянка всеми органами хотела в кого-то инвестировать и посему переводила разговор на то, что с ними будет происходить после просмотра, а также делилась уверенностью, что на фестивале нужно не фильмы смотреть, а встречаться с людьми, что она и собирается с ним делать. Юноша не откликался и с обреченным видом оставался на месте.

Звезд нигде не видела, кроме неба, но по краям красного ковра стояли жалкие группки жаждущих снять для ФБ «богатых и знаменитых». Наших богатых и знаменитых группки не знали, а посему ни на Роднянского, ни на Сельянова внимания не обращали. У гостиницы Ritz-Hotel расположенной неподалеку, подмерзали еще 10-15 «звездолюбов».

В первый день я посмотрела три картины. Мировую премьеру двух фильмов: Бориса Хлебникова «Долгая счастливая жизнь» и A Single Shot (название переводится, как «Одичный выстрел», но по-английски в названии есть какая-то загадка, так как речь идет и о кино, вернее о кадре – shot, и о выстреле) Давида Розенталя, а также третью часть “Рая” - трилогии Ульриха Зайдля.

А теперь, коротко и по порядку.

Хлебников мне нравится и как талантливый режисер, и как благородный человек. Знаю это не по наслышке, я провела рядом с ним 10 дней в Русской школе Миддлберийского колледжа в штате Вермонте, когда я там работала и приглашала кинорежиссеров. Среди прочего, Хлебников поразил меня тем, что думал перед каждый ответом на вопрос студентов, а не выдавал готовые ответы, как поступает большинство людей, в том числе и я.

Как уже много, писали “Долгая счастливая жизнь” отдаленный римейк фильма Фреда Циннемана “Ровно в полдень” с Гарри Купером и Грейс Кэлли. Ничего общего с Купером и Келли в героях “Долгой красивой жизни” нет. Само упоминание американских актеров в контексте хлебниковской картины кажется грустной иронией, как и название фильма по отношению к сюжету. Мне на память пришла другая работа – перестроечная “Окраина” Луцика и Саморядова, а также оттепельные одноименный фильм Шпаликова, картины “Коммунист” и “Председатель”.  Фильм Хлебникова начинается с кадра с застывшим пейзажем: вымирающая деревне, бурная река и равнодушная природа. Этим же кадром фильм и закончится, чем превратится в один сплошной флэшбек.

Герой с именем-отчеством, вызывающим однозначные ассоциации - Александр Сергеевич, решает не отдавать землю местным чиновникам, а продолжать на ней работать. Но, поскольку пришли “другие еще лиричней”, то все пошло под откос: и надежды, и жизнь… Только реакций героя мы не видим, может быть, их вообще нет, потому что образ Александра Сергеевича создается актером (Александр Яценко) почти без эмоций, как под анастезией. Актер показывает иную форму “астенического синдрома”, с которым российскую публику в начале перестройки познакомила Кира Муратова. Образ реки, то спокойной, то бурной – простая, но сильная метафора, со времен Деллюка и французских киноимпрессионистов 1920-х, увлекающая кинорежиссеров своей фотогеничностью (оператор Павел Костомаров). Хлебников позволяет себе роскошь быть неторопливым, рассказывать сюжет спокойно, не замечая суетливых и агрессивных ритмов нашего времени, и у него хватает режиссерского умения увлечь своим ритмом думающего зрителя. У моих молодых соседей в зрительном зале Berlinale-Palast была другая реакция: “Зачем иностранцам показывать правду, нас и так здесь не любят.”

Второй фильм  “Single Shot”. Красивый и напряженный триллер с реалистическим отражением мира бедного городка в штате Виргиния (снимали в Ванкувере, потому что дешевле). Джон Мун (Sam Rockwell) охотится в местах, где охота запрещена, но для него это единственный источник жизни. Ферму его отца отнял банк и продал за долги. Жена ушла и забрала ребенка. Нет ни денег, ни работы, и, словно ставя последнюю точку в цепи печальных событий своей жизни, Джон вместо оленя случайно убивает девушку. Это несчастье, которое не видит никто, кроме Б-га и, может быть, пролетающего в высоком небе самолета (что вполне вероятно одно и тоже), приводит героя к смерти. Фильм начинается  в лесу, туманном и загадочном, напоминающим лес из японских фильмов и одновременно из «Нибелунгов» - классической картины Фрица Ланга.

О жанре, в котором будет развиваться сюжет, режиссер предупреждает сразу – мы видим, как кровь с рук героя уходит в умывальник, вызывая однозначное воспоминание о «Психозе» Хичкока. Режиссер легко усаживается на несколько стульев: “Single Shot” – картина в стиле современных жанровых гибридов: это и независимое социальное кино с точным показом среды, отношений и речи нищей Америки; и готический триллер, во время показа которого зал то синхронно вскрикивает, то мучительно затихает; и акт в защиту животных – что говорить о герое, если даже зрители несколько раз вместо девушки видят косулю. Игра Сэма Роквелла – из лучших примеров голливудской актерской традиции. Он аскетичными средствами создает образ потерянного человека со «дна» провинциальной американской жизни, который живет, не осознавая трагедии и стоически принимает ее обычную судьбу.

Последний фильм – финальная часть трилогии «Рай» австрийского режиссера Ульриха Зайдля, первые части которой были показаны в Каннах и Венеции. Режиссер не только создает портрет современного мира, но и играет с городами и странами, в которых состоялись премьерные показы картины.

Первая часть «Рай: Любовь» была показан в Каннах (Франция – страна любви), вторая – «Рай: Вера» - в Венеции (Италия – страна веры). В Берлине – самом молодежном городе Европы вышел заключительный фильм – «Рай: Надежда».

Девушку-подростка отправляют в лагерь для похудения, где она проведет лето с кругу таких же «оковалков» (по точному определению моего друга – гениального художника-чернушника Эрика Первухина). В последние годы вышло много жестко-реаслистических фильмов о жизни подростков – от Ларри Кларка и Гас Ван Сента до Валерии Гай Германики. В них мир подрастающего поколения показан уродливым, безнадежным и агрессивным. Не изменяя правде, Зайдль видит комическую сторону трагического. Мир его «оковалков» смешной и красивый – когда на белой шведской лестнице, арестовавшей все пространство кадра, закованные в белые одежды висят тела, нуждающиеся в эстетическом усовершенствовании – смех и восхищение картинкой рождаются одновременно, тогда же приходит ассоциация с современным искусством.

Жажда пройти обряд сексуальной инициации и оказаться в по ту сторону девственности мучает героиню. Врач, соблазненный видом укрупненной Лолиты и попадающий в поле ее эротической энергии, с трудом побеждает желание пройди сквозь девственное пространство.  Этому решению предшествует сатирическая, трогательная и в то же омерзительная (да, все чувства сосуществуют, и в этом особенность фильма Зайдля) сцена: пьяная до бессознательности 14-летняя Мелани лежит на траве, а возбужденный до животного состояния врач ползает вокруг нее, по-собачьи обнюхивая беззащитное девичье тело.

В таких разных, но интересных просмотрах прошел мой первый берлинский день, вторая ночь без сна, она же - ночь после перелета Москва-Нью Йорк. Знай наших!

Profile

starkino
starkino

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner